oli_da (oli_da) wrote,
oli_da
oli_da

Categories:

Откуда произошло всеобъемлющее выражение "наставить рога"

В вопросе о происхождении этого выражения царит невероятная путаница. Существует несколько версий происхождения этого выражения, но к общему "знаменателю" не пришли и по сей день :)



Большинство популярных этимологических справочников выдает следующие варианты:

Рога из мифов
Юноша Актеон, миф о котором получил наиболее известное изложение в знаменитых «Метаморфозах» древнеримского поэта Овидия, однажды был со своими собаками на охоте и случайно увидел нагую Артемиду, которая купалась со своими нимфами в реке. Разъярённая любопытством молодого человека богиня превратила Актеона в оленя, которого тотчас растерзали его же собаки.

Артемида — богиня охоты у древних греков, обычно изображалась как девушка с охотничьим луком и стрелами.


Монаршья милость
Император Византии Андроник I Комнин имел весьма необычные (собственно, не ему одному свойственные) представления о супружеской верности. Мужья, чьи жёны пользовались особой благосклонностью монарха, допускались до охоты в заповедных лесах правителя. При этом дом супруга любовницы царственной особы отмечался специальным знаком: к его воротам торжественно прибивались витые оленьи рога.



Символ безволия
В Священной Римской империи военным запрещалось брать с собой в поход женщин. Преступившему закон надевались на шею оленьи рога, которые символизировали безволие бойца.


Шлем расставания
По древнегерманской традиции, жена, снаряжавшая мужа в поход, надевала своему благоверному на голову шлем с рогами, который являлся неотъемлемой частью военного снаряжения. Вскоре после этого женщина становилась объектом повышенного внимания со стороны мужской части поселения.



В английском языке, для обозначение мужа, которому изменила жена, используется слово „Cuckold“, которое образовалось от cuckoo — кукушка, и связано с тем, что кукушка подкладывает свои яйца в чужое гнездо. В таком же значении используется выражение „wearing the horns of a cuckold“ (носить рога обманутого мужа), а также более короткое „wearing the horns“ (носить рога). Вероятно, «носить рога» в английском языке появилось оттого, что часто обманутый муж последним узнает об измене своей жены и, в этом смысле, он похож на человека, который носит рога — все замечают измену его жены.



Всё это очень наивно и недостоверно хотя бы по той причине, что выражения «рогоносец», «носить (наставить) рога» встречаются уже в античной литературе.

Гораздо более аргументированная гипотеза выдвинута в книге Онианса Р. «На коленях богов: Истоки европейской мысли о душе, разуме, теле, времени, мире и судьбе». Автор выводит интересующее нас выражение из древней символики рога и связанных с ней представлений.
В гомеровские времена рога пользовались особым почетом, их золотили перед принесением животного в жертву. В Крито-микенскую эпоху рога считались священными и потому именовались «рогами посвящения» — это были сами рога или их изображения. Обычно их размещали над алтарем или над святилищем, в «священных местах». Жертва отождествлялась с божеством (вкушающие жертву причащались к богу)...

С минойскими верованиями можно сопоставить не только гомеровские обычаи, но и сохранившийся на Делосе роговой алтарь.
Почему рога наделялись такой святостью? Потому, что они и были концентрацией жизненной силы, находившейся в голове (греч. псюхе). То, что растет из головы, естественно, воспринимается как продолжение того, что находится в самой голове. Демокрит объяснял рост рогов у оленя следующим образом: «Кость, прикрывающая мозг, очень тонка, мембранообразна, и от нее к вершине головы поднимаются толстые трубочки. Питание и его наиболее порождающая часть быстро поднимается вверх по голове, и жир распределяется вокруг всего животного снаружи, в то время как сила питания выходит в голову по трубочкам, и из нее растут рога, смачиваемые обильной влагой. Эта влага, постоянно вливаясь, выталкивает вперед отростки, и жидкость, выходя за пределы тела, затвердевает, поскольку воздух охлаждает ее и превращает в рог». Вероятно, на эту мысль философа навел процесс затвердевания вытекающего сока и смолы.


Рога есть проявление порождающей мощи и используются они преимущественно в половой жизни. Приводя множество примеров, Дарвин приходит к выводу, что «рога и клыки во всех случаях развиваются преимущественно как половое оружие», т.е. они используются самцами в поединках за самку.

Греки, в частности Архилох, мужской член именовали «рогом» — κέρας. Связью рога с плодовитостью объясняется насмешка Диомеда над Парисом: «лучник, хвастун, гордый рогом, преследующий девиц». Позднее, в некоторых графствах Англии «быть рогатым» означало «быть похотливым», а эпитет „horny“ (рогатый) означает «любвеобильный».

Если «рог» в древности имел подобное сексуальное значение, становится понятным, почему неверная жена «наставляет мужу рога». Вероятно, шутка подразумевала, что жена старается в пользу мужа. Человек, «имевший в доме много парисов своей Елены» (Anthologia Palatina, XI 278), оказывался рогатым. Примечание к данной эпиграмме называет супруга рогоносцем. Это наиболее раннее упоминание данного выражения.

В средневековой поэзии, особенно XIII в., рог вырастает на лбу обманутого супруга. Вскоре в Европе появился обычай украшать голову мужа рогами, демонстрируя, чем наделила его жена. Вероятно, здесь играла роль и связь рогов с бойцовским задором, вызванным половым чувством. Олень каждый год теряет рога после спаривания и вновь отращивает их на следующий год. Лишившись рогов, он утрачивает и храбрость, и стремление к самкам. Сострадательные соседи могли украшать рогами голову терпеливого мужа, чтобы вернуть ему недостающую сексуальную мощь и задор, порождаемые находящимся в голове веществом.

Обманутый муж — разгневанный муж. Дополнительные значения cerebrum, cerebrosus подтверждают, что, с точки зрения римлян, чем больше мозга имел человек, тем больше у него было вещества, проявляющего себя в ярости и агрессии. Овидий, описывая свой запоздалый гнев по поводу измен возлюбленной, восклицает: «поздние рога появились на моей голове». То же у Петрония: «гневливые, у которых за их грехи растут рога»; у Вергилия: irasci in cornua — о быке, чей гнев переходит в рога.

Одним словом, выражение пришло к нам из далекого прошлого. Оно предполагает сексуальный намек на измену мужу. При этом, несмотря на различия в интерпретациях некоторых народов, наличие рогов у мужчины говорило о его невнимательности к своей женщине.

Улыбнуться

P.S. шутка




Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments